Коротко: Леонида Михельсона трудно назвать предпринимателем в том смысле, какой обычно вкладывают в это понятие. Он занимается любимым делом — строительством, и ради того, чтобы воплотить в жизнь свои грандиозные проекты, готов пожертвовать частью капитала.

Подробно

Леонид Михельсон впервые стал лидером российского списка Форбс в 2016, хотя в предыдущем году он занимал 7 место в рейтинге. Его состояние оценивается в 14,4 млрд. долларов. На фоне других представителей первой десятки он выделяется тем, что за год увеличил его на 2,7 млрд., тогда как у остальных — оно уменьшилось.

  • Место и дата рождения. 11 августа 1955 года, город Каспийск, Дагестан
  • Образование. 1977 год, Куйбышевский строительный институт, инженер
  • Капитал. Газовая компания «Новатэк» (добыча, переработка) — 24,8% акций; «Сибур» (нефтехимическое производство) — 43,2%.

Леонид Михельсон — замкнутый человек, его личная жизнь — табу, и на вопросы репортеров о ней он не отвечает. Говорит исключительно о работе, своей компании и своих проектах. Половину жизни он провел на Тюменском Севере, и похож на человека, одержимого заветной мечтой или глобальной идеей. Он не разменивается на мелочи, в любом деле сразу ухватывает главное — чем удивляет и притягивает людей.

По сути — он хороший управленец и производственник. Все, кто имел с ним дело, отмечают его компетентность. Говорят, что он знает все, что происходит в его компании лучше любого из своих менеджеров. Его любимое детище «Новатэк» — вторая по добыче газа компания в России после «Газпрома». И хотя ее доля составляет всего 6% общего объема, этого хватило, чтобы занять место на вершине Форбс. По слухам, он мечтает построить компанию, которая будет стоить 100 млрд. долларов (сейчас ее капитализация вполовину меньше).

«Компания «Новатэк», ее бизнес — это моя жизнь. Некорректно переводить ее в цифры». Ведомости, 2005 г.

Как инженер-строитель стал бизнесменом

Отец Михельсона занимался строительством нефтепроводов в небольшом городке на берегу Каспия, и семейство кочевало с ним по местам работы. После школы Леонид поступил в Куйбышевский (ныне Самарский) строительный институт, по окончании которого уехал в Тюменскую область. Работал прорабом, начальником участка на строительстве газопровода «Уренгой – Челябинск», затем ветки «Уренгой – Помары – Ужгород».

Там я понял, что строить – это мое, да и Север зацепил по-настоящему. Все делалось на пределе возможностей, наверное, это и привлекало больше всего. 2012, у «Ведомостей».

В 1985 году (30 лет) был назначен главным инженером треста «Рязаньтрубопроводстрой». В 1987 году заболел и умер его отец, к тому времени занимавший пост начальника треста «Куйбышевтрубопроводстрой», и он был назначен на его место. «Наследство» ему досталось захудалое — по стране уже бродил «призрак перестройки», заказов не было — никто ничего уже не строил. Между тем, в тресте работало 4,5 тыс. человек, у которых были семьи.

В 1989 году, когда начали акционировать предприятия, Михельсон продал своего «жигуленка», и приобрел 15% акций — больше руководитель не имел права купить по закону. На базе бывшего строительного треста было образовано предприятие «Нова».

Я был человеком советской системы, уважал ее, чувствовал себя вполне комфортно и не представлял, что может быть как-то иначе. Поэтому то, что творилось в 1989–1991 гг., было для меня дикостью. Хаос, никто ничем не управляет, тотальное перекладывание ответственности. Эффективно руководить в таких условиях можно было, только если ты собственник и контролируешь весь процесс. 2005.

С миру по «нитке»: как создавался капитал

К 1994 году Леонид Михельсон стал генеральным директором созданного им ОАО «Новафининвест»». Компания имела квалифицированных работников, оборудование, и  кроме строительства, предлагала услуги геологоразведки — бурение глубоких скважин на нефть и газ. Он начал искать заказчиков, поднимая свои старые связи в Тюменской области. Денег у обнищавших нефтяников и газовиков не было, они рассчитывались за работы акциями своих компаний. Там он познакомился и начал плотно сотрудничать с опытным геологом Иосифом Левинзоном, который возглавлял «Пурнефтегазгеологию», и прекрасно знал все перспективные месторождения региона. Позднее Левинзон стал вице-губернатором ЯНАО, а после ухода в отставку работает в «Новатэксе».

За 10 лет, с 1995 по 2005 год Михельсон стал акционером, а затем и членом совета директоров крупнейших газодобывающих компаний: среди них: «Пурнефтегазгеология», «Таркосаленефтегаз», «Тамбейнефтегаз». Кроме того, он приобрел лицензии на Западно-Таркосалинское (380 млрд. м3 газа), Юрхаровское газоконденсатные месторождения (300 млрд. м3 запасов), и еще 20 участков. Как выразился один из инвестбанкиров: каждый российский олигарх приобретал свои активы по дешевке, оказавшись в нужное время в нужном месте. Собственно, Михельсон этого и не отрицает.

 «Я считаю, что не все в этой жизни зависит только от тебя самого. Думаю, что только 40% успеха — это труд, мозги, целеустремленность, а 60% — удача и умение ею воспользоваться». Интервью, 2012.

К началу 2000-х компания была уже крупным игроком на рынке газодобычи, и одной из трех независимых компаний, работающих в России (рис. 1). Две другие: «Нортгаз» (Фархад Ахметов) и «Итера» (Игорь Макаров) — вынуждены были уйти из газового бизнеса под давлением «Газпрома». Как удалось Михельсону договориться с государственным монополистом?

Рисунок 1. Капитализация «Новатэкс», и рост EBITDA и состояния Леонида Михельсона. Источник: Forbes

Рисунок 1. Капитализация «Новатэкс», и рост EBITDA и состояния Леонида Михельсона.
Источник: Forbes

«Независимая» газовая компания: миф и реальность

Леонид Михельсон, биография которого неразрывно связана с «Новатэкс», любит говорить о независимости своей компании, однако в России это невозможно в принципе. В отличие от нефтепроводов, доступ к которым был децентрализован почти сразу, труба для транспортировки газа — в стране одна. Принадлежит она «Газпрому», и доступ к ней фактически определяет бизнес и существование «независимого» добытчика.    

До начала консолидации «Газпрома» (2001 г), о Михельсоне было мало кому известно. Он работал в тени, и фактически — в одиночку. Он не продавал, и не обменивал акции, не диверсифицировал средства в заметные для широкой публики направления. Его активы попали в поле зрения Алишера Усманова, собиравшего утраченное имущество «Газпрома». В результате:

  • 2003 г — «Новатэк» передал лицензию на Западно-Таркосалинское месторождение «Газпрому» за 8 акций «Прнефтегазгеологии»; продал 25% акций «Тамбейнефтегаза».
  • 2004 — Михельсон сделал попытку продать пакет акций компании французской «Total», но сделка не состоялась (считаются, что под давлением «Газпрома»).
  • 2005 — Левинзону предъявили обвинения в превышении полномочий и совершении незаконной сделки; в офисах компании проводили обыски и изъятия документов.
  • 2005 — когда «гроза миновала», Михельсон решился на проведение IPO, существенный пакет (19%) был продан на Лондонской бирже по максимальной цене.
  • 2006 г — по собственной инициативе  он продал «Газпрому» 19,9% акций «Новатэкс», рассчитывая на заинтересованность в сохранении компании.

Помимо газодобычи, некоторое время он занимался банковской деятельностью. В 2006 году им был создан «Первый объединенный банк». Однако в отличие от Михаила Фридмана, для которого «Альфа-Банк» стал локомотивом бизнеса, Михельсону производство было интереснее. В 2016 он продал его «Промсвязьбанку».

Второе «восхождение» Леонида Михельсона

Перелом наступил в 2008 году, когда ему удалось привлечь в компанию серьезного партера — Геннадия Тимченко (5 место в списке Форбс). Известный нефтяной трейдер, имеющий обширные связи и опыт международной торговли, выкупил 5,7% акций «Новатэка» (позднее увеличил долю до 23,5%). Партнерство оказалось удачным, бизнес быстро начал набирать обороты:

  • 2009 — у компании Volga Resources был приобретен контрольный пакет ОАО «Ямал СПГ», владельцем которых был Тимченко, вместе с лицензией на крупнейшее Южно-Тамбейское газоконденсатное месторождение.
  • 2010 — выкуплена у «Газпрома» нефтегазоперерабатывающая компания «Сибур», крупнейшая в стране, ее продукция поставляется в 70 стран (рис.2). В число акционеров вошли Геннадий Тимченко и Кирилл Шамалов (светская пресса называет его зятем Путина).
  • 2011 — консолидировано 100% акций «Ямал СПГ», привлечены иностранные партнеры: Total (Франция), CNPC (Китай) — 20%.
Рисунок 2. Открытие нового предприятия «Тобольск-Полимер» ООО «СИБУР», 2013 год, Тобольск.

Рисунок 2. Открытие нового предприятия «Тобольск-Полимер» ООО «СИБУР», 2013 год, Тобольск.

«Звездный» проект Михельсона  — «Ямал-СПГ»

Сейчас Леонид Михельсон — публичная личность, к нему приковано внимание СМИ. Он реализует самый крупный проект в своей истории: строит первый в России завод по производству сжиженного природного газа для транспортировки его на азиатский рынок по «Северному морскому пути». Основными потребителями должны стать Индия, Китай, Япония.

Начало строительства совпало с наложением санкций на Тимченко, доступ к европейским кредитам был перекрыт, и «Новатэкс» попал в сложную ситуацию. Два года, 2014 –2016 Михельсон усиленно ищет инвесторов. В 2016 году 9,9% приобрела китайская компания Silk Road Fund, SRF («Шелковый путь»). По данным газеты «Коммерсант» за 2015 год в проект было вложено 109 млрд. рублей, что увеличило внешние долги компании до 300 млрд. долларов. Михельсон утратил контроль за «Сибуром», его доля снизилась с 50,1% до 43,2%.

Поскольку строительство «Ямал-СПГ» фактически означает начало освоения новой газоносной провинции, компании была оказана помощь государства: по данным Форбс сумма инвестиций составила 150 млрд. рублей. «Новатэкс» получил беспрецедентные льготы: не платит НДС при ввозе оборудования, освобожден от контроля задолженности, уплаты налога на имущество на 12 лет, а налог на прибыль снижен до 13,5%. В 2015 году Михельсон впервые засветился в списке «королей госзаказа», и сразу на 2 месте после Ротенберга (Керченский мост и газопровод в Китай). «Сибур» получил заказ на строительство Амурского ГПЗ — 790,6 млн. рублей.

Леонид Михельсон поставил на «Ямал-СПГ» так много, что «стройку века» придется завершить, чего бы это ему не стоило. Под реализацию проекта на государственные деньги возводится международный грузовой порт Сабетта. Сейчас это вахтовый поселок, в который он летает, как и положено миллиардеру, на личном самолете.

«Любой проект должен окупаться, но создать что-то принципиально новое по новым технологиям и подходам – вот что интересно» Интервью, Ведомости, 2012 г.