Коротко: Бенефициарный владелец – это фактический собственник компании, обычно оффшорной, информация о котором является конфиденциальной и не подлежит разглашению. Такой собственник имеет возможность прямого и косвенного влияние на принятие решений и хозяйственную деятельность.

Подробно

Бенефициарный владелец (конечный или фактический собственник) – это одно или несколько физических лиц, имеющие права и возможности косвенного или прямого влияния на деятельность юридического лица без упоминания их персональных данных в публичных правоустанавливающих документах. Несмотря на то, что бенефициар является фактическим или конечным собственником, его личность известна только банковским структурам и зарегистрированным агентам. Он принимает участие в собрании акционеров, в решении вопросов распределения прибыли, и может передавать все или часть прав другим учредителям. Неразглашение данных о реальных владельцах является основным элементом использования оффшорных зон, как для отмывания незаконных денежных средств, так и для вполне легальных схем оптимизации налогообложения, инвестиций и владения имуществом.

Термин впервые появился в 1966 году в дополнительном протоколе к Договору между Великобританией и США «Income Tax Treaty» от 1945 года. В дальнейшем были разработаны дополнения, определяющие роль посредников, работающих по поручениям бенефициара, управление собственностью и более четкое определение конечного владельца. В настоящий момент большинство национальных законодательств используют в качестве основы Третью директиву Европарламента 2005/60/EC, определяющую кто такой бенефициарный владелец следующим образом:

«Бенефициар − это физическое лицо, обладающее полным контролем и от имени которого заключаются сделки юридическим лицом. Под его управлением должны находиться не менее 25% +1 акция в случае корпоративных финансов или более 25% имущества в трастах и фондах».

За пределами Еврозоны единого и четкого определения, какие права и полномочия дают возможность разделить конечного и номинального владельца, на данный момент  не существует:

  • США. Обязательно раскрытие информации о лицах, имеющих возможность прямого или косвенного влияния на результат деятельности компании, или владеющих более 5% акций;
  • Китай. Используется аналогичный по смыслу термин «фактический распорядитель», который не является акционером (учредителем), но способен влиять на принятие решений через инвестиции, соглашения или прочие договоренности;
  • Дания. Лицо, имеющее право самостоятельно распоряжаться корпоративными денежными средствами, классифицируется как бенефициар. Своими словами это любой, кто имеет право подписи платежных документов.
  • Международная комиссия по борьбе с отмыванием незаконных средств FATF использует трактовку, близкую в Директиве ЕС.

Законодательное регулирование в РФ

В российской системе права бенефициару отводится достаточно отрицательная роль, в отличие от других стран, где использование оффшорных компаний не считается незаконным по определению. Более того, судебная практика показывает, что во многих случаях понятие может трактоваться слишком широко,  и решение, считать ли физическое лицо фактическим владельцем или нет, принимается в каждом конкретном случае индивидуально, что ограничивает права бенефициара по управлению принадлежащей ему собственностью или активами.

До появления понятия «бенефициарный собственник» законодательство предусматривало похожее, по сути, понятие − «контролирующее клиента лицо». Встречается в законах РФ «О рынке ценных бумаг» и «О несостоятельности (банкротстве)» и определяет размер доли в уставном капитале или пакете акций. Контролирующим считается лицо, владеющее более 50% уставного фонда или голосов в управляющем органе. При банкротстве бенефициар несет солидарную ответственность по всем имущественным и денежным обязательствам.

Впервые понятие конечного владельца было прописано в законе ««О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», но с 2013 года положения Европейской директивы были включены во все нормативные акты, направленные на борьбу с незаконными финансовыми операциями. Это, как уже говорилось выше, определило конфиденциальность оффшорных собственников как отрицательный фактор коммерческой деятельности. Нововведения касаются всех юридических лиц, зарегистрированных на территории РФ.

Отдельное внимание следует обратить на отличия бенефициара от еще одного похожего понятия −  «выгодоприобретатель». Согласно Федеральному закону № 115-ФЗ таким признается «лицо, получающее выгоду от действий клиента. Выгода рассчитывается на основе агентского договора или договора поручения от проведения разрешенных законодательством хозяйственных операций с имуществом или денежными средствами».

Таким образом, законодательство определяет выгодоприобретателя не только как физическое, а и юридическое лицо. Напоминаем, что бенефициарный владелец может быть только физическим лицом.

Сбор сведений

Основным источником сведений о бенефициарных владельцах являются банковские учреждения, которые вправе использовать любые источники данных в случае подозрения номинального статуса собственников, указанных в регистрационных документах. Дополнительно информация о собственниках обязательна к раскрытию в случае участия компании в государственных закупках и иных контролируемых случаях. Если установить реальных владельцев не удается, в качестве таковых признается директор или исполнительный орган (совет учредителей, собрание акционеров) компании. Данная норма была разработана в первую очередь для борьбы с фирмами-однодневками, но также применяется и к организациям, в которых действительно трудно установить список бенефициаров:

  • некоммерческие компании и объединения;
  • акционерные общества, в которых ни один из акционеров не имеет полного контроля;
  • паевые инвестиционные фонды (ПИФ);
  • трасты, в том числе и оффшорные.

Конфиденциальность информации о собственниках сохраняется для:

  • органов государственной власти, местного самоуправления и внебюджетных фондов;
  • юридических лиц, в которых государственным или муниципальным образованиям принадлежит более 50% акций или уставного фонда;
  • международных организаций, если иное не предусмотрено законодательством;
  • эмитентов ценных бумаг, участвующих в организованных торгах.