Удержаться на плаву бывает сложно не только малому бизнесу, но и крупным предприятиям. Несмотря на «запас прочности», они не выдерживают решений «эффективных» руководителей. Но последствия в случае громких банкротств намного плачевнее – тысячи работников остаются на улице, закрываются градообразующие предприятия. За последние 5 лет полностью ликвидированы ЗиЛ, Усольехимпром, переданы за долги новым собственникам металлургический комбинат «Красный Октябрь», Антипинский и Марийский НПЗ.

По данным КП со ссылкой на исследования профессора, доктора экономических наук Василия Симчера, на момент распада Союза в РСФСР работало 30 600 средних и крупных предприятий. На долю 4 500 крупнейших, на каждом из которых трудилось больше 5 000 человек, приходилось более половины выпускаемой промышленной продукции. На начало 2016 г. их осталось 5 000, а гигантов – всего несколько сотен. Экономическая ситуация в стране улучшается, на месте «руин» вырастают новые комбинаты, процесс упразднения крупного бизнеса значительно замедлился, но все еще ежегодно продолжают закрываться фабрики и заводы. Кто же виноват в 5 самых больших банкротствах в России за последние 5 лет – неэффективный менеджмент, коррупция, личные мотивы владельцев?

Завод им. Лихачева, 2016 г.

Фото: сборочный цех, 1980 г.

Фото: сборочный цех, 1980 г.

Старый автомобилестроительный завод «умирал» долго и мучительно. Выпуск 200 тыс. грузовиков в год, производство представительских легковых машин, бытовых холодильников, автобусов и велосипедов, экспорт в 51 страну мира, 100 тыс. рабочих мест – все это осталось в прошлом. После распада Союза предприятие уверено начало скатываться в пропасть.

Периодически меняющееся руководство пыталось реанимировать производство и реструктуризировать долги, искало инвесторов. Интерес проявляли индийский концерн Tata Motors, китайская Sinotruk, Fiat, южнокорейские автопроизводители.

Однако правительство Москвы, которое контролировало 64% акций, было неуклонно – территории, которые занимало промышленное предприятие в центре столицы, больше интересны для строительства жилых зданий.

На момент открытия дела по банкротству в 2011 г. долги составляли 15 млрд руб., почти половина из которых приходится на кредиты правительства Москвы.

В 2013 г. производство остановлено, в 2014 г. принято решение о полной ликвидации, а в 2016 г. с конвейера сошел последний в истории завода грузовик ЗИЛ 43276Т.

Так отметил свое столетие «пионер» российского автомобилестроения – ЗиЛ. Он был открыт в 1916 г. Сейчас на его территории, а это 300 га, развалины и жилые комплексы.

Фото: территория и цеха «ЗиЛ» в 2020 г.

Фото: территория и цеха «ЗиЛ» в 2020 г.

Справка! В 2016 г. прекратили деятельность Пензенский велосипедный, Новороссийский и Саранский вагоноремонтные заводы.

Усольехимпром, 2017 г.

Отсчет работы химкомбинат ведет с 1933 г. Начиная с выпуска этиловой жидкости, завод развивался и расширял ассортимент. Хлор, эмали, ацетилен, различные смолы, каучук – практически каждые 2–3 года открывались новые производства.

Когда в 2008 г. приступили к выпуску поликремния, никто не мог предположить, что это начало конца. Товар продавали за 400 $ за кг, и в проект было вложено 15 млрд руб. Но в 2011 г. цены упали до 6 $, завод не мог бороться с конкурентами. Производство законсервировали, не спас положение и экспериментальный выпуск кремнийсодержащей продукции для солнечной энергетики и полупроводниковой промышленности.

На экономические проблемы наложились экологические, техногенные катастрофы. Комбинат разворовывали, руководство проявляло преступную халатность. В 2012 г. большинство цехов остановлено, в 2017 г. предприятие окончательно объявили банкротом.

Фото: цеха химкомбината в 2020 г.

Фото: цеха химкомбината в 2020 г.

Сегодня «Усольехимпром» – это уральский Чернобыль. Накопленные химические отходы угрожают не только местным жителям, но и всему бассейну Ангары. На 24 кв.км промплощадки находится 256 тонн токсичных веществ 1–3 классов опасности, около 600 т ртути, колоссальные объемы канцерогенов.

Справка! В 2017 г. также обанкротились Башкирский троллейбусный завод, «Кавказкабель».

ЗАО Волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь», 2018 г.

Крупнейший металлургический комбинат, построенный в 1897 г. на юге России, пережил Сталинградскую битву, перестройку, несколько собственников, арбитражное управление 1998–1999 гг., но не выдержал последствий кризиса 2008 г. и «эффективного» менеджмента.

История с банкротством началась еще в 2009 г. Долги завода несколько раз перепродавали, какое-то время им руководил комитет кредиторов. В результате «схем с активами» продали за 237 млн руб. в 2013 г. швейцарской компании Red October International, номинально принадлежащей Герасименко.

Справка! В ходе следствия эксперты ВТПП оценили «Красный Октябрь» в 6,3 млрд руб.

Критической ошибкой стало изменение стратегии ведения бизнеса. Вместо перехода на долгосрочные контракты и выполнение оборонзаказа, крупнейший производитель спецстали ушел в массовый сегмент. Падение цен на металл в 2014 г. оказалось последней каплей. Выручка упала, убытки росли, с 2017 г. посыпались иски о признании комбината банкротом. Сам Герасименко объявлен в международный розыск из-за растраты кредитных денег в размере 65,5 млн €, позже задержан по обвинению в незаконном выводе активов на сумму 6,2 млрд руб.

Фото: состояние производственных цехов на 2013 г.

Фото: состояние производственных цехов на 2013 г.

В ноябре 2018 г. завод признали банкротом, суд удовлетворил иск ФНС на 600 млн руб. На момент открытия дела долги предприятия составляли 8,5 млрд руб. Но эта история имеет не такой уж печальный конец: региональные власти предприняли все, чтобы сохранить градообразующее предприятие. Но судебные тяжбы продолжаются по сей день.

Фото: в январе 2019 г. «Красный Октябрь» получил оборонный заказ

Фото: в январе 2019 г. «Красный Октябрь» получил оборонный заказ

Справка! В 2018 г. полностью ликвидированы Алапаевский металлургический завод, Дрогобычский завод автомобильных кранов, Компрессорный завод в Краснодаре, Ростовский оборонный завод «Электроаппарат».

Антипинский НПЗ, 2019 г.

Источник: @ ArgusRussia

Источник: @ ArgusRussia

13 июля 2019 г. в «Шереметьево» задержан Дмитрий Мазуров – совладелец корпорации «Новый Поток» – по делу о мошенничестве по заявлению главы Сбербанка Германа Грефа и «Антипинского НПЗ». Именно Мазуров довел единственный промышленный нефтеперерабатывающий завод в Уральском федеральном округе до банкротства.

Продукцию комбинат продавал по заниженным ценам. 2017 г. предприятие, когда-то входившее в топ-50 крупнейших компаний России, закончило с убытками – 60 млрд руб. По итогам 2018 г., долги завода превышали выручку в 21 раз. Высокая долговая нагрузка, неэффективный менеджмент, последствия «налогового маневра» привели к финансовому краху.

Это банкротство уже назвали самым крупным в истории России. На момент открытия дела неоспариваемые требования кредиторов составляли 346 млрд руб. 30 декабря 2019 г. «Антипинский НПЗ» признан банкротом и перешел под контроль Сбербанка.

Справка! В 2019 г. упразднен черкесский автомобильный завод «Дервейс».

Марийский НПЗ, 2020 г.

Источник: marnpz.ru

Источник: marnpz.ru

Фактически история с Марийским нефтеперерабатывающим заводом – продолжение дел о банкротстве предприятий группы «Новый Поток» Мазурова. Инициатором процесса стал Московский кредитный банк, который предъявил требования к НПЗ на сумму в 141 млн руб.

Суд признал должника банкротом в июле 2020 г. Сейчас в ЕГРЮЛ указано, что предприятие находится в стадии ликвидации.

Справка! В 2020 г. обанкротился автомобильный завод «Ставрополь-Авто», закрыта «Сибирская карандашная фабрика».