Коротко: Михаил Фридман начинал бизнес еще в конце 80-х, задолго до эпохи приватизации. Он один из немногих, кто не просто сохранил его за 25 лет «перестройки», а превратил в крупнейшую финансово-промышленную группу, значимую для российской экономики.

Подробно

Михаил Фридман — российский бизнесмен, занимает второе место в российском рейтинге миллиардеров Форбс 2016 года. Его состояние оценивается в 13,3 млрд. долларов. В мировом списке Forbes значится под 63 номером.

  • Место и дата рождения. 21 апреля 1964 года, город Львов
  • Образование. 1986 год, Московский институт стали и сплавов
  • Капитал. Основной акционер консорциума «Альфа-Групп», включающего на территории России: Альфа-Банк, сеть продовольственных магазинов X5 Retail Group (Пятерочка, Перекресток), Росводоканал, инвестиционную компанию А1. Владеет контрольным пакетом акций международной группы LetterOne Holdings.

Михаил Фридман — человек закрытый, подчеркнуто далекий от политики. Он дает мало интервью, не светится на экранах, не участвует в общественных баталиях. Многие бизнес аналитики, как российские, так и зарубежные, называют его гениальным предпринимателем, а совершенные им сделки считаются уникальными по размаху и размеру принесенной маржи.

Сам же про себя он говорит: «Я делал ошибки, много ошибок. Но я бы сказал так: статистически количество правильных решений превышает количество ошибок. Поэтому общее сальдо положительное» (интервью «Snob», ноябрь 2015).

Начало было простым: как у всех

Фридман родился, окончил среднюю школу в провинциальном украинском Львове. Семья была простая, и даже национальность — евреи, там была вполне обычной. Родители работали инженерами, отец в составе группы разработчиков был удостоен Государственной премии РСФСР. После окончания школы поехал в Москву поступать в физтех, и хотя сдал экзамены на пятерки, принят не был. До сих пор считает, что единственная причина — «пятая графа» в паспорте. Через год поступил в МИСиС, который окончил в 1986 году.

Учился легко, и между делом успевал заниматься всем подряд. Подрабатывал грузчиком в магазине, стоял в очереди за театральными билетами, которые обменивались на дефицитные товары и полезные связи, организовывал в студенческом общежитии бардовские концерты. По распределению попал в Электросталь, как он сам говорит, благодаря уже имеющимся связям, подаркам и услугам. За два года работы заработал там «однушку», и обменял ее на «коммуналку» в Москве. Считает эту сделку самой удачной в своей жизни, и утверждает, что сделать это было сложнее, чем создать нефтяную компанию «ТНК-ВР».

Так что, энергичность, ловкость и умение завязывать нужные знакомства проявились у Фридмана уже смолоду. Интересно, что степень полезности определялась не только статусом, он умел создавать и прочные дружеские связи. Студенческие товарищи: Хан, Кузьмичев, Косогов — впоследствии стали его деловыми партнерами, и акционерами как российской «Альфа-Групп», так и международной «LetterOne Holdings».   

К периоду студенчества относят знакомство Фридмана со многими людьми, благодаря поддержке которых он впоследствии развивал свой бизнес: Петр Авен (министр внешнеэкономических связей при Гайдаровском правительстве), Владислав Сурков (заместитель руководителя администрации Президента), Александр Касьяненко (Торговый дом «Перекресток»). Фридман умеет поддерживать связи годами.

Одно из увлечений Михаила Фридмана вне бизнеса — шахматы, наряду с кино, театром, музыкой и экстремальными путешествиями (!).

Одно из увлечений Михаила Фридмана вне бизнеса — шахматы, наряду с кино, театром, музыкой и экстремальными путешествиями (!).

Как строилась «бизнес-империя»

Практически Фридман начинал свой бизнес с нуля. У него не было влиятельных родственников, доступа к административному ресурсу. Этим он отличается от многих нынешних олигархов, которые к началу перестройки занимали высокие должности в госструктурах или на производстве. Тем интереснее проследить шаги, которые привели его к успеху

1986 – 1989 г.г. — как и многие другие, в это время Фридман пробовал себя везде, где мог. Он организовал кооператив по мытью окон («Курьер»), затем торговал компьютерами. В 1988 году создал СП «Альфа-Эко» по экспорту нефтепродуктов и метизов, в 1989 — торгово-посредническое предприятие «Альфа-фото», куда пригласил на работу институтских друзей Германа Хана и Алексея Кузьмичева (сейчас оба — миллиардеры). Компания продавала все, что пользовалось спросом в эпоху тотального дефицита: чай, сахар, макароны, автомобильные шины и ковры.

1990 – 2000 г.г. — период, начало которого ознаменовалось созданием любимого детища Михаила Фридмана: «Альфа-Банка», в котором он возглавил совет директоров. В это же время был создан чековый фонд «Альфа капитал». В 1994 году на должность президента банка был приглашен Петр Авен, который вывел его на качественно новый уровень за счет операций с ценными бумагами (ныне миллиардер). Банк развивался настолько стремительно, что в период 1991 – 1995 годов Фридману приписывали многочисленные криминальные связи, включая обвинения в торговле наркотиками, как, впрочем, и многим другим предпринимателям.

По некоторым источникам, разгадка проще. Так, в СМИ («Новая газета») публиковалась информация о том, что ковры, чай и сахар, поставляемые из Китая, Индии, частично закупались за счет государственных долгов; что «Альфа-Банк» получил доступ к операциям с зарубежными кредиторами России, а долги скупались за треть их стоимости. Через год после открытия госпрограммы по стимулированию промышленного экспорта, «Альфа-Эко» стала вывозить ежегодно до 10 млн. тонн нефти, а после создания комиссии по защите интересов отечественных товаропроизводителей алкогольных напитков — вышла в лидеры по продаже молдавских вин.

Обвинения в протекционизме «Альфа-Групп» звучали в адрес будущего премьера Михаила Фрадкова (и бывшего заместителя Петра Авена), а также Михаила Касьянова. К этому периоду СМИ относят знакомство Михаила Фридмана с Борисом Березовским. Кстати, отношения между ними не сложились, и закончились в английском зале суда.

В 1995 году «Альфа» приняла участие в залоговом аукционе по продаже государственной нефтяной компании «Юкос», однако проиграл торги. Она досталась холдингу «Менатеп». На последующей пресс-конференции Михаил Фридман назвал решение комиссии «несправедливым», и это был первый и последний раз, когда он комментировал свою неудачную сделку. В этом же году Фридман вошел в совет директоров телекомпании «ОРТ», в 1996 — «Нефтяной компании СИДАНКО», а в 1997 — торговой сети «Перекресток». Вскоре из «Менатепа» к нему на работу в «Альфа-Банк» перешел Владислав Сурков.

Реванш был взят быстро. Совместно с компанией «Ренова» (Виктор Вексельберг) и «Access» (Леонард Блаватник) «Альфа» в 1996 году приобрела с торгов 40% государственный пакет Тюменской нефтяной компании (ТНК), а уже через год были выкуплены все акции, и установлен 100% контроль над компанией. В общей собственности консорциума ААР (так назвала себя новая компания) 50% получила «Альфа-Групп».

Кризис 1998 года «Альфа» пережила с минимальными потерями, ни одно из ее предприятий серьезно не пострадало. В постдефолтный период она стала единственной компанией, получившей зарубежный кредит от ЭКСИМбанка (США) в размере 0,5 млрд. долларов. К началу 2000-х годов это была крупнейшая финансово-промышленная группа в России.

Стратегия и тактика Михаила Фридмана 

В бизнес сообществе манеру Фридмана вести дела считают агрессивной. В его адрес регулярно звучат обвинения в умышленном банкротстве компаний, подкупе чиновников. Фридман не боится конфликтных ситуаций, репутацию компании он предпочитает защищать в суде, за что и получил прозвище «киллера СМИ». За период 1999 – 2004 годов он выиграл минимум пять исков к российским и зарубежным изданиям. ЗАО "МАПТ-Медиа" выплатило «Альфе» 7,5 млн. рублей за статьи, опубликованные в газетах «Версия» и «Криминальное чтиво», а главный редактор лишился должности. Немецкий журнал Osten im West был разорен суммой выплаченного возмещения (200 тыс. марок). Газета «Коммерсант» выплатила возмещение в размере 30 млн. рублей.

В интервью «Forbes» после выбора Михаила Фридмана бизнесменом года, он по этому поводу высказался так: «Меня не сам конфликт заводит. Я несправедливости не люблю по отношению к себе, я и в целом ее не люблю».

Все, кто имел дело с Фридманом, отмечают его незаурядное стратегическое мышление. Несмотря на жесткость и упорство, он проявляет их до точно определенного предела. Если шанс на выигрыш мал — он решительно выходит из игры, мгновенно переключаясь, и направляя имеющиеся ресурсы в другое место. Как нельзя лучше его предпринимательский талант иллюстрирует история приобретения и продажи ТНК.

Фридман относится к числу тех, кто первым почувствовал ветер перемен, подувший с начала 2000-х в России. В 2003 году «Альфа-Групп» приняла решение продать половину акций ТНК «British Petroleum». Сделка была проведена с одобрения правительств обеих стран, а Фридман собрал все престижные предпринимательские звания Европы и США. Некоторые аналитики уверены, что именно этим он сохранил компанию от повторения судьбы «Юкоса».

Совместное российско-британское предприятие получило название «ТНК-BP», исполнительным директором был назначен американец Дадли. Работать на паритетных началах Фридману оказалось некомфортно. В 2008 году вспыхнул конфликт в связи с тем, что ААР (российская сторона) отказалась согласовать кандидатуру СЕО директора на очередной срок. Тяжба длилась почти год, и в результате кресло управляющего директора занял Фридман. В 2011 году в компании вновь разразился скандал. BP за спиной партнеров договорилась с «Роснефтью» о новом совместном проекте по добыче нефти на арктическом шельфе. Однако сделка была расстроена. Ссылаясь на условия договора, ААР подал иск в суд, и BR выплатила 325 млн. долларов судебных издержек.

В конце концов, в 2012 году «British Petroleum» приняла решение о продаже своей доли в компании. Первым покупателем выступила «Роснефть», которой руководил бывший вице-премьер Игорь Сечин. Пока «Альфа» вела переговоры с BP, предлагая им IPO, и другие, варианты примирения, Сечин заручился финансовой поддержкой самых крупных банков страны. Когда стало ясно, что сделке помешать уже нельзя, Фридман не стал вступать в борьбу за выкуп доли BP, а хладнокровно объявил о продаже своих акций. На предложение войти в состав акционеров «Роснефти» он ответил отказом. ТНК, купленная в 1996 году за 3 млрд., была в 2013 году продана за 54 млрд. долларов, 14 из которых получила «Альфа-Групп». Эта сделка считается самой крупной в истории российского бизнеса.

Положение и состояние активов ТНК-BP на конец 2011 года, перед продажей компании.

Положение и состояние активов ТНК-BP на конец 2011 года, перед продажей компании.

После продажи ТНК, в том же 2013 году Фридман с партнерами создали международную компанию «LetterOne Holdings» (L1). Из нее в 2015 году была выделена LetterOne Investment Holdings S.A., куда были переданы активы Vimpelcom (Билайн).

Холдинг инвестирует средства в энергетическую и телекоммуникационную сферу. Весной 2015 года он приобрел германскую нефтяную компанию «Dea», и намерен создать международный бизнес, рассматривая все нефтегазоносные районы мира, включая Америку, Ближний Восток и Азию. По данным «Ведомостей» прибыль компании за 2015 год составила 15 млрд. долларов, что в 1,5 больше, чем годом ранее. В начале 2016 года Фридман инвестировал 200 млн. долларов в службу такси Uber. Его привлекают технически современные идеи.

В приемной Президента Дмитрия Медведева, 2011 год.

В приемной Президента Дмитрия Медведева, 2011 год.

Британская «Financial Times» пишет о нем: «Некоторые эксперты полагают, что на Западе Фридмана встретят холодно, когда он попытается диверсифицировать активы вне России. Но у Фридмана много друзей в высших кругах, которые проложат ему дорогу. Лорд Браун, возглавляющий новое нефтегазовое предприятие Фридмана L1 Energy, на этой неделе похвалил его, назвав "упрямым, трудолюбивым, одним из самых проницательных и целеустремленных бизнесменов, которых я знаю".