Баронов Андрей

Андрей Баронов всегда опережает время: еще до начала активности интернет-шоппинга он пытался запустить подобный магазин. Идея создавать программы, поддерживающие корпоративный сегмент, а также основать венчурный инвестиционный фонд привела его в список Forbes с личным состоянием в 900 млн долларов.



Андрей Баронов – яркий пример того, как можно добиться всего своими знаниями. Талант программиста сделал его не только специалистом мирового уровня, но и открыл двери в рейтинг Форбс.

Краткая информация:

  • ФИО: Баронов Андрей
  • Дата рождения: нет данных
  • Образование: МФТИ
  • Дата начала предпринимательской деятельности / возраст: 1995 год
  • Вид деятельности при старте: поставка компьютерных комплектующих из США, написание программ-«взломщиков»
  • Текущий вид деятельности: Соуправляющий директор и Сооснователь (Co-CEO and Co-Founder) компании Veeam Software, Основатель ABRT.
  • Текущее состояние: 900 млн долларов, по версии Форбс на 2017 год.

Андрей Баронов – один из признанных специалистов в области программных разработок. Проживая на сегодняшний день в Санкт-Петербурге, он одновременно соуправляет несколькими крупными международными компаниями. Историю успеха Андрея Баронова сформировали IT- разработки, которые на поколение опережают конкурентные предложения. Между тем о самом бизнесмене известно не так уж и много.

Друзья-партнеры

Практически нет данных по детским и школьным годам нашего героя (известно только, что по национальности он русский). Краткая личная биография ведёт сразу к попыткам получить высшее образование. Баронов мечтал поступить в Московский физтех, но с первой попытки сделать это не удалось – подвело зрение. А вот перевестись летом 1985 года получилось без проблем.

В это же время в общежитии МФТИ у Андрея Баронова состоялось знаковое знакомство с Ратмиром Тимашевым. Ребята жили в одной комнате и очень подружились. Тогда они не думали о будущем совместном бизнесе, но интересно, что уже через два часа после знакомства ребята стали самыми близкими друзьями, увидев друг в друге качества, которых не хватало каждому из них.

Фото 1. Друзья и партнеры Тимашев и Баронов. Источник: cdn-nus-1.pinme.ru

Фото 1. Друзья и партнеры Тимашев и Баронов.
Источник: cdn-nus-1.pinme.ru

Студенты учились и пытались в летнее время зарабатывать на жизнь – для этого существовали стройотряды. Потом был один из первых советских стройкооперативов.

Сам Андрей не забывал про научную деятельность – в 1990 году он получает степень магистра в Московском институте физики и технологии. А в 1995 году становится кандидатом наук в области физики и технологии.

Совместный бизнес ребята не начинали до 1995 года. Ратмир тогда приехал из-за границы, рассказав другу о новом веянии – Интернете. Конечно, интересуясь всякими техническими и программными новинками, Андрей был в курсе темы, но сеть была еще достаточно примитивной. По просьбе друга Андрей приехал к Тимашеву в США.

Америка достаточно радушно встретила будущих стартаперов. И хотя русские студенты были в то время наперечет, «по пальцам», отношение к ним всё равно было спокойное – здесь больше привыкли судить по делам.

Пробы бизнеса

Однокурсники начали свой путь в предпринимательство с поставок из Америки на российскую землю компьютерных комплектующих (были налажены даже отношения с Ingram Micro, Merysell, Techdata, одними из крупнейших дистрибьюторов в Америке). Первым проектом поставщиков стал интернет-магазин, который наладил Баронов. Именно благодаря ему проект заработал спустя несколько месяцев, намного раньше популярного amazon.com. Это был… слишком рано осваиваемый сегмент, ведь большинство людей стали делать первые покупки в Интернете только к концу 1999 года.

Нет худа без добра: благодаря стартапу Баронов в совершенстве выучил Windows NT, уже через полгода став одним из лучших её знатоков. Это помогло ему в дальнейшем бизнесе – исследовании и создании управления автоматизированными корпоративными системами.

Пример еще одного замечательного IT-стартапа – история Андрея Воложа.

Здесь были учтены все предыдущие просчеты и недоработки – так что с разработкой и продажей программного обеспечения дело пошло в 10 раз быстрее. О возвращении в первый бизнес уже и не думалось – хотелось продолжать именно там, где у них были компетенции.

Предтеча бизнеса «крэкалка»

Идея работы с программным обеспечением родилась после создания Бароновым некой программы-«взломщика» запароленных компьютеров, управляемых Windows NT. Андрей выложил её в Интернет – на удивление ребят только за одну ночь скачиваний было больше, чем у интернет-магазина, который приходилось еще изрядно «продвигать» во всем веб-пространстве.

Тандем решил: на этом стоит делать деньги. Только не на «крэкалках», а именно на защитниках паролей. Баронов взял на себя написание программ, Тимашев «продвигал» продукт.

Фото 2. Та самая Windows NT, которая послужила базой обучения для Баронова. Источник: img01.deviantart.net

Фото 2. Та самая Windows NT, которая послужила базой обучения для Баронова.
Источник: img01.deviantart.net

Red Button стала второй разработкой, выискивающей слабые места в Windows NT. Как и две другие утилиты, устраняющие эти проблемы. Предприниматели обратились к Microsoft и предложили помощь. Однако корпорация не согласилась на 30 000 долларов вознаграждения, а потому Баранов просто пошел по старому пути – выложил «крэкалку» в Интернет, а через пару дней рынок увидел пару утилит, которые устраняли угрозу.

Ставку на защиту от «внедрения извне» сделал также Евгений Касперский в разработке своей знаменитой антивирусной программы – и не проиграл.

Серьезные дела

2 апреля 1997 года стал временем рождения компании Aelita Software. Организация связала свою работу с разработкой и продажей ПО для управления системами, находящимися под контролем Windows Server. И только за первый год было продано утилит на общую сумму в 200 000 долларов, в 1998 эта сумма выросла до полутора миллионов.

В 2002 году в Aelita Software пришли инвесторы со стороны. Это нужно было и для расширения связей, и для стороннего мнения. Удачи удостоился фонд Insight Venture Partners. Сама компания получила 10 млн долларов в обмен на треть своих акций.

Ситуация складывалась в пользу Aelita Software – к 2004 году она уже нагнала лидера американского рынка Quest Software. «Детище» российских бизнесменов делало больше программ и быстрее выпускало их на рынок. И в этом же году конкурент-иностранец купил «Аэлиту» за 115 млн долларов. Причем самим основателям досталось по 57,5 млн долларов.

Венчурный фонд

«Свободное плавание» было недолгим – очень скоро, в том же 2004 году, Баронов стал основателем венчурного фонда ABRT (название сложилось из первых букв создателей). Миссия организации – помощь предпринимателям в постройке софтверных компаний мирового уровня. В портфель компании входят Acronis, InvisibleCRM, Veeam Software. ABRT стала аналогом Aelita Software, но уже с нацеленностью на международный уровень.

Ещё в 2008 году сотрудники даже сняли небольшое видео, в котором пригласили прогуляться по офису фонда:

Немного о профиле инвестирования – до 2015 года компания вкладывала финансовые средства в быстрорастущие компании ещё на стадии их инновационного стартапа. Для начала шла оценка потенциальных рисков, затем разработка продуктовой и маркетинговой стратегий с дальнейшим созданием высококлассного отдела продаж.

Инвестирование шло в следующих программных областях:

  • корпоративное обеспечение;
  • пользовательский софт;
  • зона Интернет;
  • сервисы мобильного приложения.

Реализовывая свой практический и технологический опыт в «подопечных», компания помогала продвигать новые интересные продукты тем, кто не имеет достаточного опыта. В портфолио на сайте до сих пор так и заявлено:

«Мы помогаем предпринимателям создавать софтверные компании мирового уровня».

Но в августе 2015 года, как гром среди ясного неба, от пресс-службы организации прозвучало сообщение:

«ABRT Venture Fund прекратил свою работу в качестве инвестора в стартапы. Теперь он сосредоточен на собственных проектах. Исключение – портфельные организации фонда, которые не остались без поддержки» (высказывание Андрея Гершфельда, бывшего инвестиционного директора организации, 25 августа 2015 года).

Фото 3. Логотип ABRT. Источник: bitobi.org

Фото 3. Логотип ABRT.
Источник: bitobi.org

Это позволило лучше сфокусироваться на работе действительно важных для компании проектов. Для Баронова таким стало развитие технологического лидера Veeam Software. Из известных «портфельных» образцов – Acronis (разработчик программного обеспечения), Drimmi (разработчик игр для соцсетей), KupiVIP (популярный интернет-магазин) и многие другие интересные проекты.

В компании заверили, что будут всё так же помогать развиваться новым организациям, только по мере сил и компетенций. К слову, за годы работы такую помощь получили более 20 компаний. При этом – очень интересные цифры: в суммарном списании сумма не превысила и 2 млн долларов, тогда как капитал реально увеличился в 3 раза.

Подробнее об Veeam Software

Еще работая в венчурном фонде, Баронов заинтересовался освоением области виртуализации. Самый первый его продукт – FastSCP™ (виртуальное серверное управление) до сих пор является одним из популярных инструментов в среде управления VMware (не менее чем у 150 000 профессионалов).

Основанная в 2006 году, компания предлагает свои продукты корпоративным пользователям. В числе предложений – облачные технологии, системы хранения данных с возможностью виртуализации. Всё это жизненно необходимо для работы дата-центров. Сам Андрей Баронов начал работать в компании в должности технического директора.

Немного о юридическом статусе Veeam: часто её «отцам» задается вопрос о переоформлении её в РФ (возможно, потому, что центр разработок находится в Санкт-Петербурге). И Баронов, и Тимашев считают, что для этого нет нужды. Юридически организация относится к Швейцарии (по месту регистрации) – там же, в городе Баар, находится и штаб-квартира. Фактически компания относится к международным – в числе её клиентов представлены американские, европейские и другие компании (не менее 101 000 заказчиков во всём мире).

Фото 4. Логотип Veeam. Источник: itprotoday.com

Фото 4. Логотип Veeam.
Источник: itprotoday.com

Что касается российской доли доходов, то она равна 2% (примерно, как и у других международных технических корпораций). В Veeam гордятся своим международным составом – есть как российские, так и американские, китайские и французские сотрудники.

Одна из последних удачных по доступности работы разработок – Veeam Availability Orchestrator. Это решение существенно упрощает послеаварийное восстановление сценариев системы. Если учесть, что простой IT-системы обходится компаниям в более чем 16 млн долларов ежегодно, то можно представить, насколько актуален такой продукт.

Теперь и соуправляющий

В мае 2017 года Андрея Баронова ждал новый виток карьеры – кроме роли члена совета директоров, технического директора и соучредителя, он взял новую высоту – соуправляющего директора Veeam Software. Одновременно с ним на такую же параллельную должность ушел и Питер Маккей (Peter McKay), исполнительный директор. Пертурбации коснулись и Уильяма Ларджента (William H. Largent), который из генерального директора стал главой комитета по финансам и компенсациям. А вот Ратмир Тимашев остался на той же самой позиции.

Фото 5. Андрей Баронов – теперь и соуправляющий Veeam Software. Источник: rbweekly.com

Фото 5. Андрей Баронов – теперь и соуправляющий Veeam Software.
Источник: rbweekly.com

Эти преобразования нужны были для продолжения активной работы в корпоративной и облачной сферах. Ещё одна цель – рост на американском и тихоокеанском рынках. Плюс к тому в компании не скрывают свою главную задачу – к 2019 году выйти на выручку в 1 млрд долларов.

Но вместе с этим Андрей Баронов продолжит выполнение обязанностей технического директора. А это значит, что подконтрольными ему останутся разработки и важные исследования. В его же компетенцию входят рыночная стратегия и менеджмент продукта для того, чтобы расширить рыночный ассортимент компании. Наряду с этим он возьмет на себя обязанности оптимизации и роста компании.

Ситуация с IPO

Её в организации просто игнорируют. Главный довод: она просто не нужна. Позиция Андрея Баронова в этом плане ясна:

  1. Veeam не нужны сторонние инвесторы.
  2. Veeam не нуждается в наличных – у компании хороший доход и есть дивиденды.
  3. Повышение престижа организации (авторитет высок и без IPO).
  4. И даже нет цели появиться на обложке Forbes.

А вот минусы от IPO вполне очевидны – в этом случае организация станет публичной, а значит, будет подвергаться большей регуляции (читай: расходам). И второе: публичная компания больше думает о своих акционерах, чем о продукте, что непременно скажется и на качестве рекламы.

Да и о продаже тоже ещё не идет речи – нет ни причин, ни желающих купить. Баронов говорит: «Может, потому, что у нас в головах представлена сумма – и она достаточно большая».

На этом рынке нет слишком большого количества игроков – многие из них осведомлены об этой цифре.

Секрет успеха

Баронов и Тимашев считают, что успех развития компании зиждется на двух условиях – горячем рынке и гениальном продукте:

  1. В первом случае надо первыми прийти в новую «горячую» нишу рынка, причем, по прогнозам, он должен «взорваться» в первые пять лет.
  2. Важна подача продукта, то есть правильные маркетинг и технология подачи.

Баронову принадлежит такое интересное высказывание: «Можно придумать гениальный продукт, но если обернуть его в туалетную бумагу, то продать такое будет просто невозможно».

Патентная война

Где таланты – там не только поклонники: у Veeam Software нашлись и недобросовестные конкуренты. Американский разработчик антивирусов и программных продуктов безопасности Symantec с 2012 года ведет судебные тяжбы, пытаясь признать недействительными патенты на продукты Veeam.

Фото 6. Тот самый недовольный конкурент Symantec. Источник: canary.in.ua

Фото 6. Тот самый недовольный конкурент Symantec.
Источник: canary.in.ua

Обоснование «простое» – якобы, Veeam-ские продукты грубо нарушают собственные патенты Symantec, связанные с областями хранения, восстановления и резервного копирования данных. Не останавливало подачу исков даже то, что Палата по патентным спорам и апелляциям одноименного регистрационного Бюро в США неоднократно (по четырем разбирательствам) выносила окончательные решения в пользу Veeam.

Каждое окончательное решение – это невозможность для конкурента в дальнейшем подавать исковые требования по указанным патентам. Но Symantec, похоже, не собирается останавливаться.

Финансовое состояние

Если про личную жизнь и жену героя информация отсутствует, то размер его сегодняшнего состояния известен общественности. Андрей Баронов в 2017 году стал открытием Forbes – в список он вошел с состоянием в 900 млн долларов. В списке двухсот самых богатых россиян он занял 113-е место.

Данные о финансовом состоянии нашего героя нельзя найти в свободном доступе. Однако можно сделать очевидные выводы по росту благосостояния Баронова из имеющихся показателей (первый представлен издательством «Коммерсантъ», второй уже дает престижный рейтинг Forbes.ru).

Таблица 1. Показатели роста финансового состояния Андрея Баронова за период 2013-2017 гг.
Источники: Forbes.ru, kommersant.ru

Ранжирование в списке Форбс, место

Год

Состояние, в млн долларов

113

2017

900

Ещё не входил

2013

300

Нагляднее всего рост виден в следующей динамике:

Рис. 1. Разница составляющего финансового состояния Андрея Баронова за период 2013-2017 гг.

Рис. 1. Разница составляющего финансового состояния Андрея Баронова за период 2013-2017 гг.

Личное благосостояние Баронова растет пропорционально показателям выручки общего портфеля заказов Veeam. Вот информация бизнеса Андрея Баронова-Ратмира Тимашева за тот же период:

Таблица 2. Рост выручки портфеля Veeam.
Источник: tadviser.ru

Год

Сумма в млн долларов

Годовой прибыли рост в процентах, %

2017

827

36

2016

607,4

28

2015

474

22

2014

389

40

2013

277

58

В динамике:

Рис. 2. Динамика роста выручки портфеля Veeam за период 2013-2017 гг.

Рис. 2. Динамика роста выручки портфеля Veeam за период 2013-2017 гг.

Эти данные – далеко не предел. У проживающего и работающего на территории РФ Баронова получается быть востребованным международным специалистом. И это замечательный пример для подражания.